Дети-блогеры: как они становятся популярными и так ли это безопасно?

31 июля, 20:48
Дети-блогеры: как они становятся популярными и так ли это безопасно?
Разбираемся, как маленькие дети становятся высокооплачиваемыми инфлюенсерами, что они (или не они) для этого делают, и есть ли во всём этом какой-то подвох.

В последние годы сотни детей стали интернет-знаменитостями в Instagram и YouTube. Слава в интернете может прийти к кому угодно: к школьнику, к пятилетнему ребенку и даже к эмбриону в утробе. И причём зарабатывают детки весьма прилично. 

Как дети превращаются в инфлюенсеров?

На самом деле, ребенку нужно просто родиться. Всё остальное за него сделают родители. При этом есть два варианта становления маленького контентмейкера.

Если родители ребенка — популярные блогеры, ещё до рождения чада судьба его предопределена. Папа и мама, поняв, что на горизонте замаячила новая доходная статья семейного бюджета, тут же берут его в оборот и расширяют семейное предприятие.

Прикормленную аудиторию постепенно готовят к появлению нового героя выпусков влогов и нового лица на фотках в Instagram. Ребенку, который находится ещё на стадии эмбрионального развития, уже заводят свой собственный аккаунт. Там может быть выставлена пара не особо содержательных фотографий, но на страницу тут же подпишутся верные поклонники блогеров-родителей.

Вот, например, чета блогеров Kyler&Mad. На их YouTube-канал подписаны 3,5 миллиона человек, в Instagram — тоже миллионы. У отца семейства (kylerstevenfisher) — скромные 462 000 подписчиков, у мамы (madisonbontempo) — миллион, у близнецов (taytumandoakley) — 2,9 миллиона. Реклама на их семейном канале может привлечь от 25 000 до 50 000 долларов за один пост. 

За пять месяцев до рождения третьего ребенка они создали для него аккаунт.

К марту профиль, в котором был только анонс появления чада на свет, имел 200 000 подписчиков. Теперь младенца фотографируют в миленьких платьишках, и на фото всегда отмечен бренд.

halston.blake

А вот ещё один показательный пример ребенка-блогера — Самия. Сейчас девочке 4 года, у неё 142 000 подписчиков в Instagram и 207 000 подписчиков на YouTube. Её мать — ЛаТойя Али — ведет YouTube канал LaToya Forever (на него подписано 1,5 миллиона человек). Блог от имени своей дочери она ведёт с того момента, как Самии исполнилось два года.

Второй вариант превращения в инфлюенсера, когда обычные родители начинают снимать своего ребенка и выкладывать фото и видео в социальные сети. Детская милота отлично продаётся — постепенно прирастают подписчики. Сначала детки могут стать микро-инфлюенсерами: пусть у их канала не 100 000 подписчиков — бренды всё равно ими могут заинтересоваться. Некоторые рекламодатели готовы платить по 10 долларов за 1 000 подписчиков. Так компания по производству игрушек Melissa & Doug разослала родителям письма с предложением принять участие в их рекламной кампании. За участие — деньги и бесплатные игрушки. Дети должны с этими игрушками фотографироваться так, чтобы сразу было понятно, что им весело.

Дальше — больше. Иногда детки могут стать такими популярными, что родители вполне могут себе позволить бросить работу, чтобы полностью заниматься съёмками своих детей. 

Вклад в будущее

Ребенок может начать окупаться сразу. Вовсе не обязательно ждать, пока он вырастет и найдет работу. Если правильно всё провернуть, дитятко станет просто золотой жилой.

Если не говорить о новорожденной с 200 000 подписчиков в инсте, которые ей достались от родителей (это мелочи), то вот канал Ryan ToysReview. В 2018 году Forbes признал Райана самой высокооплачиваемой звездой YouTube: он заработал 22 миллиона долларов за год (это с вычетом налогов).

Этому ребенку 7 лет, он сидит перед камерой и распаковывает игрушки, которые ему присылают спонсоры и закупают родители. Другие дети и родители смотрят, как какой-то чужой и уже неприлично богатый ребенок играет в игрушки, которых у них никогда не будет. Но действо всех завораживает.

От общего дохода Райана большая часть средств идет на оплату управленческих и производственных нужд при ведении блога: на юристов, агентов и менеджеров. А ещё 15 процентов направляются на "счёт Кугана". Назван он так в честь Джеки Кугана, который был первым ребёнком-кинозвездой. Он был богат, но к моменту, когда он стал совершеннолетним, его родители спустили все заработанные им деньги. Он остался без работы и средств к существованию и подал на родителей в суд. Так в 1939 году появился закон, который защищает капитал ребёнка-актёра. Такой счёт неприкосновенен до тех пор, пока ребенок не станет совершеннолетним. 

В большинстве случаев родители вольны распоряжаться деньгами, которые зарабатывает их ребенок, как им заблагорассудится.

У Зоуи в Instagram 143 000 подписчиков. Её мать Нгиен-Миёси направляет деньги от рекламодателей на благотворительность, на оплату колледжа, в который когда-то пойдет её дочь и на счёт Кугана. 

"Это деньги, которые зарабатывает Зоуи, и они сразу же идут на ее сбережения. Мы часто напоминаем Зоуи, что ей очень повезло получить эти [спонсорские] подарки, и что это не нормально для других детей ее возраста".

В семье Зоуи оба родителя не стали бросать работу ради канала ребёнка, так что деньги от рекламодателей не тратятся на семейные или личные расходы.

А вот Симона Гиттенс, которая ведёт Instagram-аккаунт своей пятилетней дочери, отстёгивает себе от заработка дочери 15-20 процентов. В принципе, это справедливо: мама для девочки — и стилист, и менеджер:

"Я её стилист. Вместо того, чтобы платить кому-то за эти услуги, она платит мне; она платит мне за креативность. Я вижу это так: она мой ребенок, но она босс".

Часть денег идет на благотворительность, ещё часть — на оплату услуг агентов, и ещё часть — на счёт девочки.

Всё ли так чудесно на самом деле?

Звучит, конечно, всё это очень здорово. Но везде есть свои подводные камни. Не все дети-инфлюенсеры так весело живут, как те, которых мы упомянули выше.

Первая проблема — родители. В погоне за детскими миллионами некоторые могут переходить все границы разумного.

Мишель Хобсон, 47-летняя женщина из Аризоны, была обвинена в жестоком обращении с пятью из своих семи приемных детей. Она морила детей голодом, избивала их, прижигала зажигалками, использовала электрошокер, брызгала в детей из перцового баллончика. Дети сообщили полиции, что они вынуждены были участвовать в съемках для канала матери на YouTube. Сейчас канал "Fantastic Adventures", где у неё было более 700 800 подписчиков и более 242 миллионов просмотров, удалён.

Вторая проблема — детский труд. Родители детей-инфлюенсеров, которые организуют им съёмки и ведут каналы, утверждают, что дети не работают, а вот они — да. Дети, мол, просто играют или делают вещи, которые им нравятся — всё как обычно, но только на камеру. Но группы защиты детей, потребителей и защиты конфиденциальности наперебой утверждают, что всё, что делает ребёнок и что приносит доход, считается детским трудом.

Этот момент крайне плохо законодательно урегулирован. В США (в Калифорнии) есть уже упомянутый закон Кугана, он отчасти защищает детей в финансовом плане, но всё равно не признает детскую деятельность в соцсетях как труд. В других штатах и странах этот аспект регулируется ещё меньше.

Вина Дубал, профессор калифорнийского университета в Гастингсе, специализирующаяся на трудовом праве утверждает, что

"Это больше, чем просто невинное веселье и игры. Дети выполняют работу, и если эту работу монетизируют, то они заслуживают заработной платы. И как только общественность признает, что это настоящая работа, государство должно будет вмешаться, ведь мы говорим о детях".

Третья проблема — конфиденциальность. В нарушении детской конфиденциальности, в основном, обвиняют Google и принадлежащий ему YouTube.

Компания получает существенную прибыль, собирая на YouTube многие виды личной информации о детях: геолокацию, уникальные идентификаторы устройств, номера мобильных телефонов. Google собирает эти данные без уведомления родителей и получения их согласия, а затем использует их для таргетирования рекламы. При этом компания всегда утверждает, что её платформы (и особенно YouTube) никогда не были предназначены для детей младше 13 лет. Хотя в то же время на платформе огромное количество контента для маленьких детей.

Отсюда вытекает ещё одна проблема — педофилия. И тут опять камень в огород YouTube: именно эту платформу, а точнее, алгоритмы выдачи рекомендаций, обвиняют в потакании педофилам. Стоит пользователю посмотреть одно видео, в котором дети невинно играют, и алгоритм предложит сотню аналогичных.

В комментариях к ASMR-видео (дети ведут и такие влоги) комментаторы могут просить детей сосать соленые огурцы и лизать леденцы на палочке. При этом те могут и вовсе не понимать, что это несколько странные действия. Если родители мониторят почту и комментарии в блогах своих ненаглядных чад, то они стараются оградить детей от просмотра комментариев с сомнениями в уместности видео.

Из-за множества жалоб на алгоритм YouTube всё чаще ограничивает возможность комментрирования видео с участием несовершеннолетних детей (почти ко всем видео в участием несовершеннолетних комментариев нет). Но смотреть-то никто не запрещал.

Ещё хуже, что о детях-инфлюенсерах интернету известно намного больше, чем о каком-нибудь стреднестатистическом ребенке, который как раз и смотрит их видео. Все знают имя маленькой звезды YouTube или Instagram, знают имена родителей, места, где бывает ребёнок. Уязвимость как в сети, так и в реальной жизни — оборотная сторона славы в интернете.