Байкал — жемчужина России. А достаточно ли Россия его бережёт?

14 июня, 18:20
Байкал — жемчужина России. А достаточно ли Россия его бережёт?
РИА Новости
Достаточно ли делают люди, чтобы сохранить самое большое в России озеро с пресной водой? Или вообще не берегут его? Разбираемся, чего больше, - вреда или заботы?

Озеро Байкал — самый большой природный резервуар пресной воды. В новом национальном проекте "Экология", принятом в рамках Указа Президента России от 7 мая 2018 года, на сохранение озера государство выделило 33 миллиарда рублей. Сохранять, исходя из текста паспорта федерального проекта, будут с 2018 по 2024 год (такие сроки у всех нацпроектов, потому что у Путина срок до 2024).

Потрудиться ради его сохранения действительно стоит. Дело в том, что Байкал и его берега вовсе не необитаемая зона. Там давно живут люди (Википедия выдаёт 86 ссылок по запросу "Населённые пункты на Байкале"). А от людей природе всегда достаётся.

Из того же текста нацпроекта можно узнать, что по берегам много территорий, подвергшихся высокому загрязнению. Общая площадь территорий с высоким и экстремально высоким загрязнением,  оказывающих воздействие на озеро Байкал, должна быть снижена на 448,9 гектаров. Как принято переводить в футбольные поля — это 900 штук.

Планируется, что к окончанию сроков реализации нацпроекта 93 процента площади Байкальской природной территории будет охвачено государственным экологическим мониторингом. При этом в том же году, когда Путин подписал новые майские указы, по которым сформировались проекты, но немного раньше — в апреле — Правительство РФ распорядилось сократить водоохранную зону Байкала. А это открывает возможности для разработок месторождений в непосредственной близости от Байкала.

Меры, предусмотренные национальным проектом, по сути, направлены на то, чтобы исправить то, что уже успели натворить. Миллионами будут выпускать молодь омуля (1,5 млн + 750 млн личинок) и осетра (1,5 млн), чтобы восстановить популяции видов рыб, которых больше всего вылавливали. Из-за сокращения омуля в озере, Росрыболовство уже в 2015 году говорило о необходимости полного (но временного) запрета на вылов рыбы.

Будут строиться новые и модернизироваться старые сооружения для очистки загрязненных сточных вод, поступающих в озеро Байкал, и другие водные объекты Байкальской природной территории. Говорят, только из Улан-Удэ более 50 процентов всех сточных вод вообще не проходят никакой очистки и сразу попадают в реку Селенгу, а оттуда в Байкал.

А что успели натворить?

На берегах Байкала раньше были и нефтебазы, и целлюлозный завод.

  • Нефтебаза превращается в ...

Нефтебазу в Култуке закрыли, а на её месте собирались построить завод по производству бутилированной воды. Тот самый, против которого Сергей Зверев вышел на одиночный пикет к Кремлю.

Отменили строительство завода не потому, что учёные и общественность опасались загрязнения воды и прибрежных зон, или что Байкал обмелеет. Уровень воды в Байкале действительно снижался с 2014 года, но в 2019, по словам руководителя Федерального агентства водных ресурсов Дмитрия Кириллова, он восстановился. Всё это было вызвано засушливым летом и недостаточным притоком воды. Строительство не разрешили, потому что прокуратура нашла нарушения.

  • Комбинат превращается в ...

Так же закрыт и Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, некогда бывший крупнейшим источником загрязнения озера. За полвека работы комбината в 14 бассейнах, накапливающих шлам от производства, скопилось и хранится более 6,5 миллионов кубометров отходов IV класса опасности (малоопасные, но нарушают экологическую систему, и период её самовосстановления — не менее трёх лет). Но вообще завод выдавал помимо целлюлозы и отходов 4 класса также и отходы всех остальных классов.

Но закрыли-то его в 2013 году, а разбирать и утилизировать токсичные отходы ещё не начинали. Планировалось, что работы начнутся в 2019 и будут продолжаться весь год. Однако пока "Росгеология", которую привлекли к ликвидации отходов, всё ещё не нашла подходящую технологию для этого.  Утилизация опять откладывается, вероятно, корректировки в проект по переработке внесут только в 2020 году. Так что лежать миллионам кубометров шлама ещё и лежать.

А ещё что?

Помимо таких очевидных проблем, как сточные воды населенных пунктов и токсичные остатки былого производства, у Байкала есть ещё две серьезные проблемы.

Во-первых, ГЭС. Их сразу две. Иркутская ГЭС работает уже с 1956 года. Каждую секунду через гидроэлектростанцию на Ангаре проходит 1 300 кубометров воды. Это в два с половиной раза больше, чем приносит главный приток Байкала — Селенга. Из-за того, что через турбины Иркутской ГЭС уходит воды больше, чем нужно, популяции местных видов (и рыб и птиц) сократились примерно на треть.

Вторая ГЭС, угрожающая Байкалу, вообще не в России и ещё даже не построена. Это монгольская ГЭС на реке Селенга. Экоактивисты призывают власти Монголии отказаться от возведения станции. Если её построят, то она нарушит процессы естественного воспроизводства селенгинского омуля (как раз того, которого миллионами собираются выпускать в Байкал) и вовсе может привести к деградации популяции.

Во-вторых, туристы. По данным Турстата, озеро Байкал ежегодно посещают более двух миллионов туристов. Среди самых популярных достопримечательностей России Байкал занимает пятое место. Туристы, конечно же, любят природу, но после себя они оставляют мусор, вытоптанные поляны, кострища.

Только на Ольхоне работает более 30 баз отдыха, а также сеть частных гостиниц (это только официально). И это не считая диких стоянок. Остров продолжает застраиваться. Но система сбора мусора на Байкале, вывоза его на переработку или на свалки практически не развита.

А ещё есть браконьеры, лесные пожары, балластные воды с судов и нефтепродукты, которые попадают в воду (160 тонн в год).

Что же делать? Читаем статью с начала.